Индира Асланова: "Надо убирать "почву" для рекрутизма...

Индира Асланова: "Надо убирать "почву" для рекрутизма...

Опубликовано: 01.06.18

 В Кыргызстане, который находится (по мнению многих экспертов и политологов) в регионе достаточно опасном в плане влияния и возможного внедрения экстремистских и террористических течений, на наше счастье, удается сохранять достаточно стабильную обстановку. Издревле жители страны не придерживались крайних, радикальных взглядов в отношении религиозных отправлений. Более того, традиционное свободолюбие нашего кочевого народа помогало до сих пор придерживаться достаточно либеральных и миролюбивых взглядов.

            Однако специалисты в области религий, теологи, и политические эксперты говорят о необходимости "держать нос по ветру", поскольку и рекруты террористических групп и экстремистких движений также не дремлют. Сегодня мы задали наши вопросы известному религиоведу, независимому эксперту Индире АСЛАНОВОЙ.

            - Индира, как вы считаете, только ли ислам может использоваться террористическими группировками и экстремистами в качестве своей "идеологии"?

            - Мне кажется, любая религия может стать основой как для конструктивного потенциала, так и для деструктивного использования. Как-то я была на Бали и видела индуистов-радикалов. Причем крайних. История показывает, что и в христианстве были подобные экстремистские движения, и в буддизме. Так что я не считаю экстремизм какой-то особенностью, принадлежащей только определенному вероисповеданию. Радикальных взглядов могут придерживаться люди в любом течении. Все зависит от интерпретации религиозных текстов, исторических событий, определенных ритуалов. Так что, я бы немного отошла от утверждения, что все это имеет место только в исламе. Просто кто-то находит для себя больше агрументов в одной или другой религии.

            А вот почему сейчас такой акцент в использовании канонов ислама некоторыми в терроритсических и экстремистских целях? Тут надо рассматривать и геополитические аспекты происходящего. Откуда берут корни подобного рода крайние течения и идеи? А они спровоцированы, прежде всего, в зоне Ближнего Востока. И в свое историческое время такие взгляды проявлялись, как акт протеста против колониальной политики в регионе, проводимой некоторыми западными странами. В тех условиях религия оказывала протестному движению поддержку, возможность сопротивления, право сохранять традиционные ценности.

            И мы, в Кыргызстане ведь больше говорим об исламе, также соотнося его ко всему нашему региону, потому что он оказал наибольшее, по сравнению с другими религиями, влияние на наших соплеменников.

            - Говоря о наших реалиях... Один из тревожных аспектов, который периодически "всплывает" и у нас в Кыргызстане - это вопрос легализации многоженства. Почему касаюсь этого вопроса: во время войны в Сирии в сети был фильм, рассказывающих об ужасах, творимых там запрещенным ИГИЛ, когда они якобы оправдывали насилие в отношении женщин и девочек нормами ислама. Они ссылались на то, что в исламе издревле практиковалось многоженство... Они даже ссылались на жизнь Пророка...

            И у нас, вы знаете, был недавно случай, когда правоохранителям пришлось выносить предупреждение бывшему священнослужителю, который открыто призывал всех к многоженству. Видимо, ему потом объяснили, что это уголовно наказуемое деяние в стране с некоторых пор... Что вы по этому поводу думаете?

            - Я совершенно не хочу выступать в качестве пропагандиста или прокурора... Но проблема нашего общества в том, что мы часто начинаем мерить средневековые нормы современной "линейкой".  Если мы возьмем период, когда жил Пророк, в то время не только в этой стране, но и в европейских странах совсем (по нашим меркам) юная девочка уже считалась годной к замужеству. И эта традиция была в целом очень распространена почти во всем мире. Но тогда и мальчик в 12-13 лет уже уходил на войну. Это были реалии того времени. Вполне возможно и физическое развитие людей тогда было иным...

            - Да и люди, если верить ученым, жили значительно меньше, чем сейчас...

            - Мы не должны измерять сегодняшним днем традиции, которые были живы тысячелетие назад. Они были написаны для того времени, для той действительности. И это надо понимать...

            Ну а что?! Ведь есть радикалы, которые сегодня говорят: не надо пользоваться электричеством, потому что его не использовал Пророк. Но во времена Пророка оно и не было открыто еще, потому он им и не пользовался.  Как и многими другими достижениями прогресса. Но у него, например, была лошадь, и тогда она была основным средством передвижения. И Пророк не отказывался от этого. Так что мы не можем смешивать такие вещи.

            - В нашем светском обществе церковь, как известно, отделена от государства. Но не слишком ли власть отдалилась от религиозных организаций и от контроля за их деятельностью? Как вы считаете?

            - Понимание светскости включает в себя: отделение религиозных организаций от государсвенного управления. Они не принимают участие в принятии государственных решений, во всяком случае, политических решений.

            Однако это вовсе не означает, что религия отделена от общества. Да, религиозная организация не имеет права вмешиваться в деятельность госструктур, но государство имеет право вмешиваться в деятельность религиозных организаций в части соблюдения ими законов страны.

            Вы помните, что и на заседании Совете обороны 7 февраля в 2014 года ставился этот вопрос. И этот момент нашел отражение в Концепции государственной политики в отношении религиозных организаций в стране.

            И я должна признать, что наше государство в этом плане вовсе не дремлет. Сейчас, например, проводиться мониторинг учебных заведений, уровня квалификации имамов. Нет, не скажу, что все сделано. Скорее, сейчас только все в процессе. Но Концепция регулирования религиозного и религиоведческого образования у нас как раз включает теперь и классификацию, и выработку стандартов религиозных образовательных учреждений. В их программы будет включен теперь в обязательном порядке и ряд светских дисциплин. Для того, чтобы те, кто обучается имели достаточно широкий кругозор. Над этим процессом трудилась специально образованная межведомственная рабочая группа. В ее задачу как раз и входила разработка таких стандартов образования в медресе, на религиозных факультетах, чтобы не допускать в дальнейшем "маргинализации" студентов. Идет и разработка совместно с Духовным управлением мусульман Кыргызстана (ДУМК) нормативно-правовой базы в сфере регулирования взаимоотношений в религиозной сфере.

            Просто надо понимать, что и у государства есть свои ограничения. Мы по привычке забываем, кивая на власть, что и у самого общества есть действенные механизмы регулирования этих взаимоотношений. Ведь общественная реакция - это тоже очень хороший инструмент. Не молчать, не отстраняться, выразить публично свою гражданскую позицию, свое отношение к происходящему - это сила огромного влияния людей на любые институты. И религиозные не исключение.

            Вот, случай с многоженством, который вы напомнили... Какова была реакция общества? Некоторые просто тихо посмеивались над ажы, кто-то даже пытался оправдаться за него: "Ну он же пошутил...".  И это, на самом деле плохо! Это ненормальная реакция, она, как минимум, показывает, что можно опасаться за здоровье такого общества. Когда звучат открытые призывы к нарушению закона, к совершению уголовного преступления, общество должно быть начеку! И уж точно, не устраивать публичную травлю тех, кто призывает исполнять закон!

            - Вы упомянули о том, что в реформировании государственной религиозной политики, в области религиозного образования задействован и Муфтият. Но, знаете, мне, как журналисту, частенько еще приходиться слышать упреки в адрес ДУМК, в том, что они мало заботяться о своей пастве, об уровне их подготовки, об образованности своих имамов и т.д.

            - Религиозное и теологическое образование, - это, конечно, разные уровни. К примеру, религиоведческое образование позволяет изучать сам феномен религий, оно нейтральное, светское. Но и религиозное образование должно включать в себя общие, базовые знания, чтобы верующие были людьми подготовленными, чтобы они имели понятие о религии, которую предпочли. Теологическое образование призвано подготовить служителей культов, чтобы они уже достаточно глубоко разбирались в учении и могли помочь своим прихожанам. То есть каждое из этих видов образований обслуживает сугубо свою, определенную сферу. И подход тут, соответственно, разный должен быть.

            Если говорить о Муфтияте, то ДУМК - это ведущая, крупнейшая  религиозная организация в Кыргызстане, обладающая структурой, которой не каждая бизнес-империя может похвастать. У мусульманского духовенства есть представительство на каждом уровне: как на любом местном (сельском), так и на областном и национальном. У ДУМК есть хорошая структура, есть иерархия, сеть учебных заведений (медресе) и т.д. По всей логике вещей именно в ДУМК и должны определять куррикулум, то есть программу, стандарты, тех, кто должен преподавать в них. Это в идеале.

            Вполне возможно, что члены Муфтията хорошие теологи. Но! В целом у  них очень сильно страдают менеджерские качества. Ведь ДУМК - это огромное предприятие и им надо уметь управлять. И тут проблема уже не столько в хорошем знании религии, а в хороших управленческих навыках: таких, как  умение работать в коллективе, распределять правильно обязанности, выбирать правильные кадры и т.д. А эти качества вообще не связаны с религией, это уже эффективность менеджмента ДУМКа, как института.

            Однако, справедливости ради, надо признать, что у нас исторически и опыта-то такого в Кыргызстане никогда не было. Даже в советское время  главные институты по предоставлению религиозного образования не находились в Кыргызстане, они были в Узбекистане, в других странах. Потому мы и имеем пока такой большой пробел. ДУМК пока не удается идти в ногу со временем, например, там не практикуют современные методы преподавания. Сегодня уже актуальны не просто лекции, а интерактивные методы обучения, более наглядные и запоминающиеся.

            Это мое личное мнение, но мне кажется, что ДУМК не справиться самостоятельно с задачей обновления, у них не хватает внутреннего потенциала. Им необходима хорошая внешняя помощь. И тут вопрос двоякий. Если госуцдарство возьмется оказывать эту помощь, то могут прозвучать в его адрес упреки в предпочтении одной из религий в стране, в дискриминации других конфессий. Но, если власть не будет этого делать... То - кто другой?

            Но в любом случае, тут важно: первое - наличие желания, второе  - наличие возможностей что-то менять в своей работе.

            - Но все зависит от "желания" обновляться?

            - Думаю, да. Сейчас так много донорских организация, международных институтов, которые выделяют достаточно средств на программы дерадикализации, борьбу с экстремизмом и т.д. Надо просто захотеть выйти из зоны комфорта...

            - Поскольку мы рассматриваем на своем сайте проблему профилактики радикализации женщин в Кыргызстане, я бы хотела, чтобы и вы озвучили свое отношение к этой пробеме. Как вы видите ее решение?

            - Вы знаете, лет 5, может 7 назад, я помню, правоохранительные органы Кыргызстана отмечали, что количество женщин, участвующих в радикальных и экстремистских группах в Кыргызстане выросло за определенный период с одного процента до 24%. И сегодня говорят о 25%. Мне хотелось бы понять, где доказательства озвучиваемых цифр? Если опросить в женской колонии, сколько осужденных по таким статьям Уголовного кодеса? Вам назовут таковых не более десяти человек. Хотелось бы обладать реальной статистикой, вот о чем я хочу сказать.

            Но, в любом случае, отрицать существование такой проблемы невозможно. Она есть. Потому что женшина, конечно, более уязвима, как и молодежь. А кто остается? Мужчины, пенсионеры?

            Я абсолютно согласна с теми экспертами, которые говорят, что не существует одной единственной причины, которая толкает людей в сети экстремистов и террористов. Это всегда структурные факторы, и они имеют социально-экономическую, правовую основу. Это то, что создает "почву", платформу. Это и коррпция, и несправедливость, и безработица, и низкий уровень образования. Это и есть триггеры (события, вызывающие психологические травмы), которые создают такую почву для недовольства, для состояния безысходности у человека. И тут, когда приходит некто (рекрут) и начинает тебя "спасать"... То "зерна" экстремизма, радикализма вполне могут лечь в "удобренную" недовольством почву...

            И я согласна, это опасно! Потому что опытный рекрут хорошо пользуется такими триггерами. Ну а уж, если человек в состоянии какого-то личного кризиса... И для каждой потенциальной жертвы рекрута - это своя проблема. Иногда она для человека просто неразрешима, например желание жить в справедливом обществе, или построение халифата, или быть гражданином мусульманской страны... Все, что человек "ожидает", как решение всех своих личных проблем, рекрут ему твердо и убедительно пообещает.

            Ведь многие, кто, например, потом оказался в ИГИЛ, просто хотели жить в мусульманской стране. Вовсе не воевать... Им хотелось, чтобы никто к ним не относился за их веру настороженно, чтобы люди разделяли вокруг их религиозные убеждения, чтобы никто не срывал в школе платок с их дочери и т.д., и т.п. 

            - Так почему вы говорите все-таки, что женщины более уязвимы?

            - Прежде всего, потому, что они чаще зависимы. Зависимы от родственников, от мужа, от мужчины, который решил (по своим мотивам) уехать в "халифат", или уж откровенно в зону боевых действий. А она его жена и просто не знает, не понимает, как ей жить без главы семьи, у нее дети от этого мужчины. Женщинам (в целом) сложнее определить свою позицию, выразить свое несогласие.

            Я уверена, что "Мутакалим", который как раз взял на себя проблему профилактики радикализации женщин, их вовлечения в экстремиские группы, знает, наверное, больше причин таких случаев. И еще раз хочу сказать, что само существование такой проблемы я не могу не признавать. Но! Человек может придерживаться радикальных взглядов, даже в религиозной сфере. Такое случается. Но это вовсе не гарантия того, что он "завтра" станет экстремистом или террористом. Пока человек не готов к насильственному выражению своих взглядов, даже радикальные позиции - это еще не преступление.

            - Индира, вы, как и другие наши эксперты, говорите о целом спектре причин, из-за которых человек может стать жертвой экстремистских или даже террористических рекрутов... Но тогда, может вы скажите, что делать, чтобы такой "почвы" (как вы это называете), таких триггеров не возникало?

            - Знаете, раньше, когда я слышала от других такой ответ на ваш вопрос, то сама думала: "Ну это все общие слова"... Но к такому ответу на ваш вопрос меня привел личный опыт работы... В какой-то момент у меня тоже была некая фрустрация (тщетные ожидания)... Мне кажалось, все, что мы делаем - бесполезный труд.  Да, мы работаем с этими триггерами, ловим того, кто рекрутирует, стараемся решить какие-то теологические вопросы, говорим этим несчастным, что "ислам - это религия мира"...

            Но, извиние, если вы каждый день в своей жизни сталкиваетесь с жесточайшей несправедливостью, дискриминацией, безработицей, нереализованостью, невостребованостью, с недоеданием, не видите  разрешения своих жизненных проблем... Будут для вас убедительны слова, что "ислам - это религия мира"?!

            Так что пока мы не решим основные структурные проблемы, связанные с социаьно-экономическими, политическими, психологическими и другими недовольствами людей, мы никак не сможем помочь и тем, кто вовлекается в работу эмиссаров от террористов и экстремистов...

            Потому что вся наша работа - это пока работа с последствиями, а "почва" все еще есть и она воссоздается... Для каждого своя, но и общая для всех жертв рекрутизма.

 

Интервью взяла Чинара АСАНОВА.

 

 

 

 

 

 



Комментарии