М. МЫРЗАБАЕВ: "Нужны глобальные меры для преодоления радикализма"

М. МЫРЗАБАЕВ: "Нужны глобальные меры для преодоления радикализма"

Опубликовано: 01.06.18

 

            Проблема профилактики религиозной радикализации среди женщин и молодежи в Кыргызстане беспокоит многих. Наш сегодняшний герой - директор Научно-исследовательского института исламоведения, теолог Мамбетбек МЫРЗАБАЕВ. Его группа на протяжении года вела широкое исследование по всей стране, для выявления причин и ареалов наиболее уязвимых лиц в плане подверженности экстремистским религиозным взглядам. Сейчас идет анализ полученных данных. По контракту пока их институт не может озвучивать свои выводы, до полной их готовности. Однако мой визави любезно согласился поделиться своими личными впечатлениями от проделанной работы.

            - Мамбетбек, я поняла, что работа над полученными данными в самом разгаре. Мы можем надеется, что вы поделитесь ими, когда они будут готовы?

            - Конечно.

            - А каковы ваши личные впечатления от опросов, и кто в них был задействован?

            - Что касается опроса, то нам довелось беседовать о причинах распространения радикальных взглядов среди молодых жителей не только с самой молодежью, но и с представителями духовнства, сотрудниками правоохранительных органов, с лидерами местных сообществ по всему Кыргызстану. Так что материал был на протяжении года собран достаточно общирный.

            В целом можно сказать, что, конечно, выделяются наиболее уязвимые группы. К примеру к таковым можно отнести людей из этнических меньшинств, молодежь с низкими доходами, безработных граждан, людей с достаточно низким уровнем образования, ну и, конечно, некоторых женшин. Не всех, конечно. В основном в такую группу риска можно отнести женщин малообразованных, разведенных, вдов, словом, тех из них, кому пришлось столкнуться со сложными жизненными ситуациями, и они не могут найти из них выхода.

            Если говорить в целом, то в подавляющем большинстве в уязвимую, в плане подверженности радикальным взглядам, группу относятся сограждане, имеющие целый спектр социально-экономических затруднений, подверженных (по разным причинам) определенным идеологическим воззрениям. Если таких проблем нет, то, как правило, нет и мотивов для радикализации. И даже, если человек придерживается каких-то крайних, радикальных религиозных взглядов, то он пребывает в таком, скажем, пассивном режиме, он не готов к насильственным действиям, если в его жизни не присутствуют тяжелые социально-экономические, психологические, правовые и иные причины, усложняющие его жизнь. Таким "пусковым механизмом" служат все-таки какие-то уж безысходые (на их взгляд) проблемы. Условно говоря, только голодный человек, человек в отчаяньи, которому больше нечего терять, пойдет на крайние меры...

            - Мамбетбек, а можно на примере какого-то определенного контингента проиллюстрировать это?

            - Ну, к примеру, бытует мнение, и есть даже какие-то данные, что среди тех, кто присоединяется к экстремистским и террористическим группировкам чаще встречаются представители узбекской диаспоры, живущие на юге Кыргызстана. Некоторые даже приводят какую-то статистику... Я не оспариваю и не утверждаю ее верность. Но наши опросы показали, что у узбекской диаспоры, действительно есть целый ряд серьезных социально-экономических проблем, которые, к сожалению, не находят решение годами, десятилетиями.

            Например, им труднее интегрироваться в наше общество, у них есть большие проблемы в плане участия их в управлении государством, в принятии судьбоносных решений в стране, в возможности стать во главе тех или иных государственных институтов, например. Им бывает значительно сложнее трудоустроиться, так, что традиционно многие молодые люди из этих этнических сообществ даже не считают нужным заканчивать 11 классов. Они не хотят, просто не видят смысла, учиться дальше, не чувствуют для себя перспективы карьерного роста. У них есть немало и иных барьеров культурологического плана, не только политического. И надо с сожалением признать, что представителям государственных органов, местной власти легче не замечать, не признавать наличие таких проблем, чем как-то искать их решение.

            - Когда проводили исследования по поводу конфликта во время ошских событий, эта причина также указывалась в качестве детонатора беспорядков и произошедшего конфликта, насколько я помню...

            - Согласен с вами. К сожалению, власть, в том числе и на местах, пока еще не признает этот фактор достаточно серьезным и опасным. И это во многом вопрос политической воли... И, я думаю, воли на общегосударственном уровне. Не могу не согласиться, и это ни для кого и не секрет, что ошские события стали возможны именно потому, что были и причины глубокого многолетнего социально-экономического характера. Только полученные в процессе жизненного опыта психологические травмы, неразрешимые экономические, правовые проблемы заставляют людей искать выход в миграции. А она ведь происходит туда, где, как им кажется, они могут в большей мере "быть своими", быть понятыми. Например, это: Афганистан, Пакистан, Ирак, Сирия. В Сирии, вы знаете, были даже джооматы с чисто узбекскими названиями...

            - Скажите, почему, на ваш взгляд, и женщины относятся к такой группе риска?

            - В нашем регионе, как вы понимаете, значительное влияние и распространение получил именно патриархальный ислам. В этом плане женщины нужны тем, кто решил отстаивать принципы крайнего экстремистского патриархального ислама, просто потому, что чисто мужской состав таких течений не решает всех их проблем. Но нужны им женщины только в качестве второстпенной, обслуживающей составляющей. Боевики террористических организаций привлекают женщин в свои ряды ведь не для статистики, а для обслуживания своих потребностей и интересов.

            Если рассматривать женщин в качестве "материала" для тех, кто рекрутирует их в ряды террористических групп, то и тут есть свои "плюсы", облегчающие им работу. Женщинам проще найти в миграции работу, при этом любая подойдет: обстирывать, обслужвать, кухарить и т.д. Женщин значительно реже задерживает и проверяет полиция, пограничники, ей легче пересечь госграницу. Как-то реже встречаются женщины-нелегалки (во всяком случае, так оно выглядит в стереотипе мышления). Меньше вопросов и подозрений к ним у правоохранительных органов. Да и вообще считается, что женшины более пассивны, потому реже вовлечены в какие-то экстремистские сети. Совокупность этих причин способствует тому, что их все чаще вовлекают в экстремистские и террористические организации.

            Я сказал, что в таких организациях женщинам отводят (в лучшем случае) второстепенную, обслуживающую роль, если не торгуют ими как секс-рабынями. Но ведь беда в том, что и женщины в этом случае, соглашаются играть такую роль. Их так растят, так воспитывают, им внушают это с малых лет, что жена должна слушаться мужа, обслуживать всю семью, быть покорной, идти за своим мужчиной в огонь и в воду, не перечить, не возражать ему, во всем доверять. Словом, даже будучи воспитанной в исламских традициях, будущую женщину растят в патриархальных требованиях, которые стоят на абсолютном приоритете и защите интересов мужчин. И молодые девочки даже не представляют себе иных взглядов и других взаимоотношений. Так что стать второй, третьей женой для них - это абсолютно нормально, они не видят в этом ничего противоестественного.

            Как правило, в девочку не вкладывают средств на ее образование (это не принято), - умная, образованная девушка не востребована, ее никто не возьмет замуж. В тех же медресе мне, например, доводилось встречать юных девушек уже сейчас готовых стать вторыми, четвертыми женами. Без тени сомнений.

            Ислам патриархального толка защищает только интересы и права мужчин. По нему мужчина априори выше по жизненному статусу, чем женшина. Но беда в том, что женшины на такую роль согласны. Ислам в его истинной интерпретации они, как правило, не знают, изучать его им просто негде. Они с детства получают только то, что им считают нужным давать, принимают это на веру.

            - Как вы считаете, как с этими проблемами нужно справляться?

            - Я думаю, что это должны быть глобальные и совместные усилия, как органов власти, так и Муфтията. Им надо осознать важность и масштабы этой проблемы и понять уровень ее серьезности. Сообща искать выход, помочь людям вырваться из насаждаемых им оков...



Комментарии